caballo_marino: (Морская лошадка)
Вечная тема - будь у вас такая возможность, что бы вы сказали, что бы посоветовали себе-прошлому, себе-подростку, с высоты сегодняшнего опыта? Она то и дело всплывает, но я обычно как-то все больше отмалчивалась, когда об этом заходил разговор. То, что сказала бы я, живым детям говорить, увы, нельзя, их родители меня на тряпки порвут.

Запомни, сказала бы я ребенку или подростку, то, что говорят о тебе другие люди, в большинстве случаев не имеет отношения к тебе. Каждый из них играет в своем спектакле, где в главной роли - всегда он сам, а остальные нужны в качестве партнеров и статистов и должны исполнять ту партию, которая выгоднее оттенит линию главного героя. Мама играет маму. Учительница играет учительницу. Отец в перерывах между другими, более увлекательными ролями иногда играет отца. Младшая сестра играет в Золушку. Брат-студент играет в Ницше или Вейнингера. Если мамы из книг, которые мама читала в детстве, мудро воспитывали нестандартных талантливых сыновей и сереньких, малоспособных, но усидчивых, старательных, послушных и трудолюбивых дочек, - возможно, ты попала. Если учительницы в школьных повестях, которыми зачитывалась учительница в детстве, терпеливо и доброжелательно помогали обаятельным озорникам и показательно развенчивали и ставили на место отличниц - зубрилок, зазнаек и ябед, - возможно, ты попала. Если отцы в фильмах, которые с детства любит твой отец, только и делали, что выковывали настоящих мужиков из испорченных мамами слюнтяев и неженок-сыновей, - сорри, бро, но ты попал точно. Твоя роль определена без всякого твоего участия, и дело тут, вероятно, совершенно не в том, что у тебя актерский типаж подходящий - просто труппа маловата, приходится брать то, что есть, да и режиссеру бывает не до точного подбора актеров на роли второстепенных персонажей, когда он не столько режиссер, сколько сам главная звезда. Это как во двор выйти через полчаса после того, как закончилась очередная серия "Семнадцати мгновений весны". Не успеешь оглянуться, как назначат в Мюллеры или Барбары - не потому, что с тобой что-то не так, а просто Штирлиц с Кэт уже полчаса как заняты, и даже Плейшнер успел проглотить ампулу с ядом перед тем, как его загнали домой. Это касается и взрослых людей, просто у взрослых обычно выше сопротивляемость и больше возможностей не обращать внимания. (Хотя для собственных родителей мы, бывает, "до старости остаемся детьми" и в этом смысле тоже.) У тебя и с тем и с другим пока может быть не очень хорошо. Но все-таки помни, что ты не обязан(а) в это играть, во всяком случае, всерьез. Это не твоя пьеса.

Разумеется, я такого никому не говорю, потому что страшно непедагогично. Но, попадись мне в моем детстве непедагогичный взрослый, подозреваю, это сберегло бы мне кучу нервных клеток и какой-то приличный кусок будущего, который я не могу теперь вернуть себе сама, потому что толком не знаю, как он мог бы выглядеть.
caballo_marino: (Морская лошадка)
Надолго же я отвлеклась от вопроса, поднятого в этом посте: http://caballo-marino.livejournal.com/243663.html. Отчасти намеренно: хотела посмотреть, не поменяется ли моя точка зрения.
Пока нет.

Я почти со всем согласна про ответственность, самостоятельность и способность выполнять взрослые обязанности (разве что про готовность брать на себя ответственность за других поспорила бы - по мне, критерий сомнительный, но это тоже долгий спор получится). И все-таки чем дальше, тем больше мне кажется, что из этого перечня обычно выпадает чуть ли не главный компонент. Да, может, и без чуть.

По-моему, все-таки взрослым человек может считаться тогда, когда у него есть взрослые права. До тех пор все наши "когда же ты повзрослеешь?!" - это, что называется, спрашивай у больного здоровья. И "умение принимать решения и нести за них ответственность" в таких условиях означает в основном: "а если ты принял не то решение, которое считают правильным настоящие взрослые, тебя накажут". То есть просто умение приспособиться к тому, что у тебя пока еще нет права никакие решения всерьез принимать. Прямо по восхитительной формуле, которую привела в комментариях [livejournal.com profile] maiorova: "Ну когда же ты уже станешь взрослая и будешь делать не как захочешь, а как мама велит?!"

Конечно, когда речь о детях, не о полной и окончательной взрослости, а об относительной - вот этот взрослее вон того, хотя лет им обоим одинаково, - гражданскими правами тут ничего не измеришь. Но просто по своему усмотрению выдаваемое родителями право "делать как захочешь" в тех или иных рамках (когда садиться за уроки, когда убирать комнату, что надеть в школу, какой кружок выбрать и продолжать ли ходить в тот, который выбрал в прошлом году, сколько времени смотреть мультфильмы и можно ли бесконтрольно пользоваться интернетом) - тоже индикатор, еще какой. Если "более взрослому" ребенку родитель или воспитатель никаких дополнительных прав по сравнению с "менее взрослым" (не считая лукавого "права включать пылесос и утюг" или "права следить за порядком в классе") предоставить не готов - значит, ничуть он не взрослее. Просто с него по какой-то причине привыкли больше требовать. И в этом смысле, возвращаясь к еще одному спорному вопросу, - девочки взрослеют, я бы сказала, в среднем не раньше, а даже позже мальчиков. И этот процесс некоторые родители и педагоги предпочли бы еще затормозить. Если, например, обсуждается школьная форма, обязательно прозвучат и такие голоса - мол, мальчики-то еще ладно, пусть ходят в чем хотят, а вот девочкам форма нужна обязательно, иначе они такое будут носить!.. (В мое время даже при обязательной форме для всех - у мальчиков она была гораздо менее строгая и допускала значительно большее разнообразие.) Если сын уйдет из баскетбольной секции - ладно, переживем, все равно чемпионом ему, судя по всему, не бывать, его дело, в конце концов, но девочка должна ходить на танцы, потому что девочка должна ходить на танцы. А уж в подростковом возрасте (это как раз тогда, когда "за одной партой сидят маленькие мальчики и молодые женщины", "у мальчишек-то в этом возрасте, конечно, еще игры на уме, а девушек уже давно пора бы замуж выдавать") разница становится еще более впечатляющей. Взять хоть "комендантский час" и вообще свободу передвижения, хоть свободу пользования компьютером и другие вопросы режима дня, хоть проблемы выбора профессии, не говоря уже о первых опытах со спиртным и других "взрослых" развлечениях, - разные, конечно, бывают подходы, с большим разбросом в обе стороны, но в среднем все-таки "дети" оказываются свободнее, а значит, взрослее "взрослых девушек", а не наоборот. Что же касается "возраста согласия", который всё предлагают опустить пониже специально для девочек, на том основании, что они "взрослеют раньше", - так ведь самой девочке это никаких новых прав и свобод не дает: закон с нее за связь с взрослым мужчиной как раньше не спрашивал, так и после достижения возраста согласия не спрашивает, а родители как раньше могли ее за такое согласие выпороть, так и сейчас никто им не запретит. У нее права по-прежнему детские. Это у взрослых по отношению к ней дополнительные права появляются.

А вот призывов на том же основании давать девочкам, скажем, право на два года раньше устраиваться на работу или хотя бы право поменять школу без согласия родителей, раз уж они такие взрослые и сознательные, - я, например, не слышала еще ни разу ни от кого.
caballo_marino: (Морская лошадка)
В предыдущей подзамочной записи (а впрочем, я ее, пожалуй, открою, там ничего такого нет, и в комментариях вроде бы тоже) зашла речь о взрослении, о том, кто взрослеет раньше, кто позже. А скажите, как вы это определяете? С какого момента можно сказать себе, что вот этот человек - взрослый, и спрашивать с него нужно как со взрослого, и обращаться как со взрослым? Какие главные признаки этого?
(Сама я тут пока ничего говорить не буду, буду слушать.)
caballo_marino: (Морская лошадка)
На книжной ярмарке слушала лекцию Светланы Адоньевой: "Миры русской деревенской женщины и «традиционные ценности»". Она говорила о разных этапах жизни крестьянских мужчин и женщин (парень-мужик-большак, девка-молодка-баба-большуха), а затем о том, как эти стадии вынужденно трансформировались после разрушения традиционного уклада. Роль "большака" - хозяина, домостроителя, "скопидома" - стала порицаемой, одобряемый же стереотип мужского поведения - коллективная борьба и подвиги - соответствовал скорее роли "парня", которому до того, как стать "мужиком", а потом и "большаком", пекущимся в первую очередь о доме и семье, нужно было показать себя, завоевать славу, утвердиться среди ровесников. Одновременно родился и набрал силу культ Матери - главной фигуры в жизни ребенка, единолично ответственной за его воспитание. Между тем в предыдущих поколениях (в крестьянских семьях, составлявших большую часть российского населения) мать воспитанием детей занималась как раз очень мало, она, молодая и здоровая, была занята чаще всего другой, физически более тяжелой работой, а дети - это была сфера ответственности в первую очередь бабушек. И кухней, между прочим, тоже ведали они.

Интересные дела, подумала я. То есть когда мальчику говорили: "ты будущий мужчина", "будь мужчиной и веди себя как мужчина!" - это подразумевало то, что для людей, еще не забывших особенностей традиционного уклада, означало "будь парнем". А повторяемое девочкам: "ты же будущая мама!" означало в тех же координатах: "ты будущая бабушка, воспитательница детей и хозяйка на кухне, и должна уже сейчас вести себя как маленькая бабушка". То есть между "правильными", четко усвоившими новые стереотипы гендерного поведения и взросления детьми разного пола должно было быть психологически, по понятиям еще недавних времен, два поколения разницы. Разумеется, настолько правильных детей на свете не бывает: и мальчики в парни запаздывали (традиционно "парнями" считались с пеленок, но в советское время детство от юности уже отделяли более резкой чертой), и тем более девочки в бабушки :)) И все-таки что-то в этом есть. Вот это привычное "девочки взрослеют раньше", которым еще сто лет назад можно было только людей смешить - не там ли коренится?
caballo_marino: (чайлдфри о детях)
Книжки вслух по вечерам мне родители читали долго, когда я давно уже научилась читать сама. Но в те времена, с каких я начала себя помнить, это были обычно книжки потолще – не очень длинные, но такие, чтобы хватило на несколько вечеров. А то, что умещалось под мягкими обложками, я тогда читала самостоятельно, про себя. Например, «Сказку о золотом петушке».

Вот если бы ее мне читали вслух, я бы, конечно, встряла с вопросом, кто такой скопец. Потому что слово это из детской книжки никуда не выбросили, а я его раньше, конечно, не слышала. Спрашивать обо всем непонятном во время вечерних чтений – это была законная часть ритуала. И не знаю, как бы родители тогда выкручивались.

Но идти к кому-то с книжкой за разъяснениями мне как-то в голову не пришло. То есть о чем-то совсем непонятном я бы, может, и спросила, дождавшись, когда кто-то из родителей придет с работы (бабушку спрашивать было бесполезно), но тут-то, если подумать, все и так было более или менее ясно. Скопец, думала я, это такой бедный ученый-странник, который ценой постоянных лишений скопил себе на эти странствия, и на свои научные занятия, и на телескоп, чтобы звезды считать. Люди, для которых все это не имеет ценности и смысла, считают, конечно, что он просто дурью мается, видят только, что он во всех житейских радостях себе отказывает, а цель, ради которой он это делает, им смешна, поэтому его слегка презирают, хоть и обращаются за советом, когда припрет – все-таки мудрец же, хоть и дурак. (Разумеется, так я не формулировала, но представляла себе именно в таком духе.)

Изредка, когда меня чем-то не удовлетворяли собственные трактовки, я, поломав голову, все-таки шла к взрослым снимать накопившиеся вопросы. Почему на книжке, которую нам вчера читали - про инкубатор, пчел и дрессированную собаку Лобзика, - написано не «Веселая семейка» и не «Витя Малеев в школе и дома», а непонятное слово «Повести», которое я по читательской неопытности умудрилась прочитать как «повесьте»? Кого повесить? А что такое квиселицеон? (Услышала на пластинке про Робин-Гуда, куда вставили почему-то кучу песен на стихи Бернса – они-то меня больше всего в этой истории и занимали.) А писатель Горео Тума разве русский, с таким-то именем? А если нет, почему же он написал книжку про какого-то Грибоедова? И только тут родители смутно представляли, что за каша у меня в голове :))

Впрочем, это никого не пугало. Каша кашей, но я читала все больше и больше, и постепенно как-то все разъяснялось само собой - иллюстрации и контекст, в крайнем случае поясняющие сноски в детских изданиях свое дело делали. Ни ямщики на облучках, ни рединготы и ремингтоны, ни стаксели и клотики не становились непреодолимым препятствием для чтения. Когда мои ровесники сейчас об этом говорят – мол, мы читали и не умерли, это звучит иногда как-то ворчливо, по-стариковски. Мол, мы страдали, но превозмогали, а эти нынешние лодыри совсем мозгами пошевелить не хотят. Но в том-то и дело, что я просто не помню никаких таких страданий. Незнакомые слова были скорее любопытными загадками, а иногда составляли чуть ли не главную прелесть чтения, потому что служили знаками нездешности, иного мира, в который можно войти через книжку. Приметами другой страны или другого времени. Особенно времени! Не помню, чтобы меня брала досада от упоминания чего-то такого, что к моему времени уже перестало существовать. И смысл был чаще всего понятен по контексту, и вот этого протеста: «А зачем мне знать про динозавров, если они уже вымерли?! про эти ваши чернильницы, если мы давно шариковыми ручками пишем?!» вроде бы не было. Да низачем, просто интересно. Почему-то это было мне чертовски важно – не только знать, но и чувствовать, что время идет. И не просто идет, а куда-то. Именно избыточные на первый взгляд повседневные, бытовые, вещественные его приметы, рассыпанные по тексту, помогали кожей ощутить «его неспешный ход, его кромешный бег».

Read more... )
caballo_marino: (Морская лошадка)
Одним обсуждением в дружественном журнале навеяло.

Сама я к домашнему обучению имею только то отношение, что именно о нем мечтала все школьные годы. Но я столько раз уже натыкалась на жаркие споры по этому поводу, что не могла не заметить некоторых странностей.

Противники ДО обычно упирают на то, чего безответственные родители-"домашники" своих детей лишают (социализация в классном коллективе, квалифицированные педагоги), но при этом, кажется, предполагают, что за вычетом этих неизбежных потерь, которые вне школы ничем восполнить невозможно, обучение дома строится в точности так же, как и в школе. Просто вместо учителя все уроки ведет мама. Таким образом, бедные дети, во-первых, учатся с голоса и не имеют никаких шансов узнать что-то помимо того, что мама сама еще помнит из школьной программы, а во-вторых, эта мама заменяет им не только учителей, но и вообще всю школу, от одноклассников до директора. Люди представляют себе это тоталитарное чудовище, Большую Маму, воплощающую в одном лице и Анну Ивановну, которая орет: "Иванов! Сейчас лбом дверь откроешь!", и целый класс, который выдвигает свои коллективные требования к тому, кто хочет быть в нем принят за своего или хотя бы избежать слишком уж жестких коллективных мер воздействия, и техничку, которая на перемене может огреть грязной тряпкой, чтобы не бегали, паразиты, по вымытому полу, да еще и прессующую всей этой мощью, рассчитанной по меньшей мере человек на двадцать, одного-единственного детеныша,- и приходят в ужас. И от того, что мама хочет заменить ребенку целый мир, и от того, что ей для этого придется не только ребенка от мира изолировать, но и самой заточить себя в детской, превращенной в классную, и всю жизнь без остатка положить на то, чтобы все эти роли добросовестно отыграть. Мысль, что от школы можно отказаться НЕ для того, чтобы в максимально приближенном виде перенести ее домой, что есть не только другие формы социализации, помимо искусственно организованного детского коллектива, но и другие формы обучения, помимо школьного урока, как-то очень плохо укладывается в головах. Между тем, насколько я знаю, эти мамы и в роли учителя-то, строго говоря, обычно не выступают, оставаясь ближе к роли "мамы, которая проверяет уроки". Беда в том, что эти обсуждения ведутся обычно в таком агрессивном тоне, что людей, которые в теме, туда не пригласишь и на них не сошлешься, чтобы не подставлять их и их детей под струю кипящего народного гнева.

Это как родители, кое-как, сквозь слезы и истерики, с угрозами и ремнем, криками и наказаниями (никаких тебе гуляний, пока буквы не выучишь!) дотянувшие своего первоклассника до чтения по слогам, слышат про читающих трехлеток, представляют себе всю ту же самую каторгу, только вместо своего "здорового оболтуса" - рыдающих несмышленышей, которых мучают азбукой и "не пускают на горочку" (цитата из реальной беседы в ЖЖ), и потрясенно шепчут по адресу садисток-матерей: горите вы в аду, суки. Что эти дети учились читать совсем по-другому, что их родители могли даже толком не заметить, когда это произошло :)) - ни за что не поверят. По-другому не бывает!

Я совершенно не собираюсь утверждать, что домашнее обучение - это всегда и для всех хорошо, а школа - всегда и для всех плохо. Помимо всего прочего, для решительных суждений в этой области у меня, скажем так, маловато опыта :)) Но и аргументы, которые обычно приводятся в пользу обучения школьного, мне кажутся очень малоубедительными. Что греха таить, и для учебы, и для социализации школьная система тоже далеко не идеальна, и мысль о том, чтобы учебу с социализацией как-то развести немножко подальше друг от друга, по меньшей мере, имеет право на существование. Да, "домашникам" может не хватать общения со сверстниками, это проблема, и родители ее решают по-разному, кто успешно, кто не очень. Но то огромное количество ежедневного вынужденного общения, на которое обречены школьники, чудовищно, а для интроверта так просто убийственно избыточно, и с нормальной учебой оно с трудом совместимо, и это тоже проблема, только ее-то никто не осознает как проблему и никак не собирается решать - считается, что тут все нормально.

И еще одно, по тому же поводу, но совсем в сторону - про "я додумала, и чё?", которое неизбежно возникает в любых обсуждениях на тему "какая эта Люда Яблочкина противная" :))

Read more... )
caballo_marino: (Морская лошадка)
После болезни (хотя ничего серьезного даже и не было) я все никак не войду в колею: планку опять держу минуту вместо почти полутора, не могу сесть и написать давно задуманные посты, а самое неприятное - глинтвейн у меня стал вариться отвратительный. Хотя тут, наверное, виновата уже не я, а дешевое вино. То, которое я раньше брала для глинтвейна, теперь стоит столько, что моя жаба даже не стала со мной это обсуждать.

Но вот языками я занимаюсь все это время как зверь. Мозг требует тупой зубрежки, что ли. Я стала довольно сносно читать по-испански, еще немного, и смогу с него переводить - впрочем, кому оно надо...

Между делом вспомнила забавное из детства. Именно испанский был первым иностранным языком, который я когда-то очень хотела выучить. Было мне тогда года четыре с половиной, я жила у бабушки, впервые основательно исследовала ее книжный шкаф, и под руку мне подвернулся большой сборник Михалкова. Там была пьеса "Сомбреро", где мальчику Шурке, чтобы разыграть приятелей и выдать себя за приехавшего из Мексики брата, пришлось выучить несколько испанских фраз. Так и получилось, что "аста маньяна" я узнала чуть ли не раньше, чем "хенде хох".

Много позже, когда уже долбила в школе нелюбимый немецкий, я заметила в советских детских книжках одну странную вещь. Read more... )
caballo_marino: (чайлдфри о детях)
В который уже раз читаю, что "так называемые одаренные дети" (в основном просто рано читающие, это, по-моему, самая главная педагогическая страшилка сейчас, но теперь уже взялись и за тех, кто слишком любит слушать, как читают) на самом деле - ущербные, недоразвитые. У них не работает фантазия, они не умеют играть, вот и цепляются в качестве компенсации за книжки, за буквы и цифры. Нужно гнать их от этих недетских занятий и упорно, через "не хочу", приучать к сюжетно-ролевым играм, которые развивают воображение и эмоциональный интеллект.

Я не детский психолог и вообще не психолог. Более того, я упертое чайлдфри. С маленькими детьми мне общаться примерно так же легко, как с пьяными. Альтернативная логика плюс эта самая эмоциональность... нет, это меня не то чтобы сильно раздражает само по себе, я просто не умею с этим взаимодействовать. Понимать, кажется, иногда способна, со стороны наблюдать бывает интересно, но не дай бог как-то вовлекаться в это самой - я через пять минут по потолку бегать буду. Так что, с одной стороны, понятно, что там мои суждения весят :))

С другой стороны, у меня зверски хорошая память. И ощущения такого вот ребенка, которого в три, четыре, пять лет от книжек не оторвать, зато играть в дочки-матери, в магазин и в "больничку" никаким калачом не заманишь, я отлично помню изнутри.

Read more... )
caballo_marino: (чайлдфри о детях)
Когда мы говорили о том, что на детей стихи могут воздействовать самым неожиданным образом, с силой, часто совершенно не пропорциональной реальной художественной ценности, [livejournal.com profile] skeily_ramires помянула к слову детские стихи советской поэтессы Зинаиды Александровой - как пример совсем уж унылого словотворчества, из которого, как ни старайся, никаких впечатлений не выжмешь. А я ведь, когда писала о неожиданном воздействии, среди прочих как раз об Александровой и думала! Причем стихотворение вспомнилось самое у нее хрестоматийное, не в хорошем смысле - его действительно всюду пихали, кажется, и в "Родную речь" тоже, в раздел "любовь к родному краю" или что-то вроде. "Если скажут слово "Родина..." Не знаю уж, запомнила бы я его вообще, если бы впервые встретилась с ним на уроке русского языка?

Но дело в том, что мне-то оно подвернулось задолго до всяких хрестоматий. Года в четыре, в пять. И сотворило со мной что-то такое, что вроде как ему и не под силу было.

Read more... )
В общем, страшная штука детство. Даже если одни нравоучительные стишки читать - не убережешься :))
caballo_marino: (Книжки с картинками)
Когда заходит речь о критериях оценки детских стихов - даже не оценки, а фильтровки, "давать - не давать", - мне кажется, часто забывают одну простую вещь. Когда мы имеем дело с детьми, мы имеем дело с существами, которые непрерывно генерируют поэзию из любого подручного материала. Самостоятельно. То есть если родитель или педагог ставит себе задачу заблаговременно воспитать литературный вкус (выполнима ли на самом деле эта задача, я не знаю), то, может, и нужно отбирать только самое лучшее. А если речь идет о поэтических впечатлениях, то часто просто невозможно предугадать, что именно выстрелит и куда. "Как для взрослых, только лучше" - это хорошо и правильно, но и весьма средние, с точки зрения взрослого читателя, стихи в каком-то количестве нужны. Кто читал "Мой Пушкин" Цветаевой, помнит, что это не только о Пушкине, а вообще о том, как и из чего строится этот поэтический мир раннего детства, и потому вот этого там просто не могло не быть:

"Читатель! Я знаю, что «Вы, очи, очи голубые» – не Пушкин, а песня, а может быть, и романс, но тогда я этого не знала и сейчас внутри себя, где всё – ещё всё, этого не знаю, потому что «разрывая сердце мое» и «сердечная тоска», молодая бесовка и девица-душа, дорога и дорога, разлука и разлука, любовь и любовь – одно. Все это называется Россия и мое младенчество, и если вы меня взрежете, вы, кроме бесов, мчащихся тучами, и туч, мчащихся бесами, обнаружите во мне еще и те голубых два глаза. Вошли в состав".

Беда в том, что этот простой секрет, как иногда кажется, теперь наконец раскрыт и меры приняты: стандартные детские стихи просто специально делаются так, чтобы воображению совсем уж не за что было зацепиться и чтобы этой опасной бурей, где мчатся вперемешку тучи и бесы, ни одной их строчки не подхватило и не унесло - не был, не был, не был, не был, даже рядом не стоял. "Это же для детей!" - привычное оправдание абсолютной пустоты, бесформенности и бессодержательности: не доросли еще до содержания, а до формы тем более, им пока надо попроще, мыслишки покороче, юмор погрубее, рифмы поплоше. Стихи, в которых есть хоть что-то, кроме пустоты - уже какие-то недетские, уже сомнительны. Хороши, конечно, но, может, ну их пока? Это же для детей все-таки!

Или, может быть, опять-таки это мне взрослыми глазами так видится, а ребенок даже в самом что ни на есть плоском и стандартном "этожедлядетей" (вроде этого: http://vadimlevin.livejournal.com/74551.html) способен найти песчинку, чтобы вырастить свою жемчужину? Но, насколько могу припомнить, среди того "среднего", на чем у меня в детстве работал этот самый генератор, такого барахла все же не было.

(Ой, сразу недоразумения пошли. На всякий случай подчеркну, что стихи, приведенные в блоге замечательного поэта Вадима Левина ему, конечно же, не принадлежат.)
caballo_marino: (Морская лошадка)
Все знают, что такое психология раба и чем она характеризуется. Кого ни спроси - расскажет подробно, развернуто, с примерами.

Меня же чем дальше, тем больше смущает одно обстоятельство.

Все, что мы знаем о психологии раба, мы узнали от рабовладельцев.
caballo_marino: (Морская лошадка)
Одной из главных особенностей детского восприятия мира считается жадное любопытство ко всему новому, которое с возрастом неизбежно угасает (а у кого не угасло, тот жалкий инфантил, так и не доросший до взрослых ценностей). Мне же давно кажется, что дети, наоборот, обычно жуткие консерваторы. И чем младше, тем консервативнее. Те, у кого уже в раннем дошкольном возрасте такого нет, скорее всего, какие-то психологические вундеркинды :)) Нормальные дети все новое принимают в свой мир очень постепенно, желательно микроскопическими дозами.

Непременное впечатление от любого отпуска в обычных туристических местах - громкий, тягучий, тоскливый рев маленьких детей, впервые увидевших море, пальмы или дельфинов. Им не страшно. Просто непривычно. Горе именно в том, что вот этого раньше в их картине мира не было, а теперь есть, и с этим надо что-то делать, а что, непонятно. Теперь даже если прямо сейчас вернут привычную горку во дворе, это будет слабое утешение. Мир уже испорчен!

Подрастая, они уже сразу так бурно не реагируют, ошалевают от перегрузки молча или даже радуются, видя что-то необычное, но чуть позже выдают штормовые истерики вроде бы на пустом месте.

Интерес к новому, жадная охота за новыми впечатлениями - это как раз приходит с возрастом. Не с пенсионным, конечно :)) Но восьмилетний уже любопытнее трехлетки.
caballo_marino: (Морская лошадка)
Много лет назад в сборнике статей одной известной в то время журналистки мне попался рассказ о тринадцатилетнем мальчике из Елабуги, который написал письмо в редакцию газеты, потому что не знал, как связаться напрямую с профессором Аникстом – у мальчика возникли к нему серьезные вопросы по поводу некоторых малоизвестных переводов «Фауста» :) В редакции мальчиком заинтересовались, попросили написать о себе – как учится, чем увлекается, какие еще стихи любит? Тот ответил обстоятельно: любит многих поэтов, например, Фета и Цветаеву, пытается переводить Цветаеву и Пастернака на татарский, а Тукая на русский, пишет стихи, сонаты и симфонии, готовится поступать в консерваторию… Родители – инженеры и в его увлечениях не очень разбираются, но во всем поддерживают. Письма были симпатичные, написаны просто, без рисовки. Были в них и стихи – довольно взрослые, без обычных дилетантских огрехов. Собственно поэтическими достоинствами, как мне показалось, особенно не блиставшие. Впрочем, некоторые знаменитые поэты в этом возрасте определенно писали хуже.

В общем-то, все это было очень похоже на феномен «ложного вундеркинда», о котором тогда много писали – мол, такие дети опережают в интеллектуальном развитии сверстников, подают надежды, взрослые их поощряют, тянут изо всех сил вверх, ждут все новых и новых достижений – а потом быстрый рост вдруг останавливается где-то на среднем уровне, сверстники бывшего вундеркинда стремительно догоняют и перегоняют, а он-то готовился к судьбе гения, и теперь никак не может смириться с тем, что он такой же, как все. А виноваты родители и учителя, которые из самого обыкновенного, просто чуть быстрее развивающегося ребенка раздували невесть что. Сейчас это называется более спокойным термином «ранняя общая одаренность» и по-прежнему считается явлением скорее нежелательным. По тем же причинам: никакого гения из такого ребенка, скорее всего, не выйдет, а жить как обычный, средний человек он тоже не умеет – привык быть особенным, выделяться, гордиться своими успехами, в которых в самих по себе ничего выдающегося и не было, если отвлечься от возраста. Ну, научился человек читать в два года – а теперь ему восемь, и вокруг уже все сверстники читают не хуже, и чем ему теперь выделиться? Некоторые психологи решительно рекомендуют все увлечения «не по возрасту» тормозить и пресекать – пусть ребенок занимается тем, чем в его годы положено, а не вбивает себе в голову блажь. Вариант, что у вас растет гений, статистически крайне маловероятен, а если не гений, значит, как все. Вот и учите его быть как все, пока не поздно, а то потом труднее вписаться будет.

Я потом долго думала – а правда, интересно, что из него вышло, из того одаренного подростка, который писал Аниксту? Очевидно, не какой-то всемирно признанный гений, иначе имя было бы уже на слуху. Значит, неудачник, которому пришлось как-то смириться со своей обыкновенностью и жить скромной, незаметной, средненькой жизнью – или не смириться, превратиться в озлобленного графомана и винить весь мир в том, что не смог оценить его несуществующую гениальность?

В статье мальчик был назван подлинным именем и фамилией. Плюс Елабуга, плюс Казанская консерватория… По таким данным сейчас найти человека совсем не трудно.

Нашла. Ну, в общем, примерно то, чего и следовало ожидать. Read more... )
caballo_marino: (Морская лошадка)
В принципе, стоило ожидать, что простая мысль (все в жизни имеет свою цену, эта цена для всех разная и для кого-то иногда оказывается чрезмерной, а потому пламенные речевки на тему "когда у тебя есть цель, ее надо добиваться любой ценой, если ты не слюнтяй и не тряпка" могут не столько мотивировать, сколько раздражать) вызовет, скажем так, неоднозначную реакцию :)) Это что же, выходит, от нас ничего не зависит, выходит, можно ничего не делать, а только ныть? Ссылаясь на объективные обстоятельства, плыть по течению или сидеть на шее у того, кому, с твоей точки зрения, больше повезло? А как же ответственность за свою жизнь?

И тут мне припомнилось, что как раз на эту тему давным-давно вели беседу два персонажа американской литературы :))

Вот возьмите мистера Бэтлера... )

Как видим, даже Мартин - при всей своей нечеловеческой целеустремленности на пути к успеху - и тот прикидывает его цену. И не всякую согласен платить. В конце концов все равно переплатил, но это уже другой разговор.

Самое смешное тут, что хотя он как раз пашет как вол, похлеще любого мистера Бэтлера, но в глазах Руфи-то он и есть бездельник, который ради своей цели пальцем шевельнуть не хочет. Даже на работу не хочет устроиться, только ноет - то ему не так, это не этак! И кто ему виноват?

А в глазах самого Мартина те, кто ничего не делает, а потому заслуживает своей незавидной доли - это, например, его сестры. Терпят же? Значит, так им и надо. Сильный - добьется, а слабому туда и дорога. Вот он в конце концов добился же! А ведь стартовые возможности у него были хуже некуда. У сестер и таких нет? Ну, знаете, отговорки всегда найдутся. Правда, все это исключительно теории. На деле-то он им помогает, не чужие все-таки. Но рассуждает именно так.

А подслушай вот этот разговор про мистера Бэтлера, скажем, Лиззи Конолли, она бы в нем вообще ничего не поняла. И не потому, что глупее Мартина. Просто в ее реальности не существует, например, понятия "сэкономить на кухарке". То, что она сама себе стряпает, вроде как само собой разумеется, и никто по этому поводу не ахает. И ее никто не возьмет ни на какую должность в адвокатскую контору, и в школу не возьмут, и на вечерние курсы. Человек, который в принципе может "приносить жертвы ради будущего", по сравнению с ней находится в слишком завидном положении, чтобы она стала вдумываться в то, стоит ли его успех такой цены. Пока все его жертвы для нее - либо обычная повседневная жизнь, либо недоступная роскошь, это разговор не к ней. Она может даже и не знать о том, что все эти люди, которые "сами всего добились с нуля", тем или иным способом, как Бэтлер или как Мартин, неважно, - все они в чьих-то глазах служат доказательством того, что и она, Лиззи, имеет в жизни ровно то, что заслужила. Кто захотел - добился. Кто не добился - тех, значит, все устраивает. А потому фиг тебе, Лиззи, а не восьмичасовой рабочий день, тебе и так неплохо, иначе бы ты уже сделала что-то, чтобы что-то изменить.

В общем, если рассмотреть эту картинку внимательно снизу доверху, трудно не заметить, что красивее и убедительнее всего слова про любую цену и про то, что, если по-настоящему захочешь, всего можно добиться, звучат все-таки в устах Руфи. А в любой другой позиции уже есть о чем задуматься.

И нет, это не значит, что нужно сдаться и ничего не делать ;)
caballo_marino: (Морская лошадка)
Поняла, за что не люблю все многочисленные вариации известной мудрости: "кто хочет, ищет способы, кто не хочет - причины", кухонную психологию в духе "раз не уходит, значит, ее все устраивает", анекдот про уточку и все прочее из этой же кассы. Хотя прекрасно знаю таких уточек, сама бываю и уточкой и лебедем попеременно и не могу отрицать, что на поиск причин нас действительно лучше всего вдохновляет вот это самое.

Но тут есть одна большая неправда. "Хотение" признается таковым только если ты готова отдать за это все, пожертвовать или рискнуть чем и кем угодно, идти к цели напролом, за всю жизнь не отклонившись в сторону ни на миллиметр. Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой. И всяких более или менее обыкновенных житейских ништяков, да что там ништяков - хотя бы отсутствия каких-то ежедневных пакостей - достоин лишь на тех же условиях. А поскольку таких сверхцелей у человека просто физически не может быть больше одной, как-то само собой получается, что всего остального он на самом деле не хочет и сам выбрал не иметь. А то ишь какая хитрая девочка - подавай ей сразу и дудочку, и кувшинчик!

Read more... )
caballo_marino: (чайлдфри о детях)
Сейчас очень модно стало поучать подростков: мол, школа тебя не готовит к реальной жизни, а вот погоди, пойдешь работать, тогда узнаешь. Там-то с тебя спросят качество работы и дисциплину. Все остальное никого не интересует. "Искать себя" будешь в отпуске, если уж тебе этого так хочется. И наказания за каждую ошибку будут посерьезнее двоек. Хорошая школа тебя бы к этому подготовила, но где они сейчас, хорошие школы? Все носятся с вами, все либеральничают - ах, не задеть достоинство, ах, раскрыть способности и прочие сюсю. Вот раньше (у каждого свои представления о том, в каких временах затерялось это идеальное "раньше") тебя там научили бы главному - работать. Пахать! На результат. А теперь этого нет, так что готовься - туго тебе, паршивцу избалованному, придется, когда с тебя начнут жестко требовать качества.

Когда я была подростком, нам это все тоже твердили. Но реже, ленивее, без такого напора. Или мне сейчас так кажется, что напор был слабоват, по крайней мере, меня он в нужную сторону склонить не мог, я только отмахивалась. Отвяжитесь от меня со своей работой, на работе деньги платят. Деньги - это, конечно, было больше для красного словца, чтобы дать повод добродетельным взрослым поахать над меркантильностью подрастающего поколения. Хотя на самом деле вопрос мотивации тут тоже не последний. Но главное - мне казалось вопиющей глупостью сравнивать учебу с работой, потому что на работе я должна буду делать то, что уже умею. А для этого мне как раз сейчас учиться надо, и мне тупо некогда таскаться в вашу дурацкую школу делать вид, будто я уже всему выучилась и работаю. На результат и качество.

Вот интересно: кто-то сомневается, что учеба и работа - принципиально разные виды деятельности, и из соображений эффективности их никак не следует организовывать одинаково? Однако школьная система обучения всегда строится как имитация работы, когда единственная задача ученика - выдать готовый продукт, изготовленный в соответствии с определенными стандартами качества: классную работу, домашнюю работу, контрольную работу. Контрольные-то еще понятно: "делать работу" на оценку - нормальный способ проверить уже усвоенные знания. Но для того, чтобы чему-то учиться, он, по-моему, очень мало подходит.

Я хорошо помню, что именно этим меня удивила школа еще в первом классе: оказывается, тут не учатся, а играют в работу. Read more... )
caballo_marino: (Всех убью!)
Одна из коварнейших ловушек, в которые так легко поймать чем угодно травмированного человека - это "ответственность за свою жизнь". Одно из самых популярных современных околопсихологических развлечений - тыкать в беззвучно захлопнувшуюся клетку острыми палочками и наблюдать, как там непутевая жертва корчится от чувства вины... ах, нет, конечно же, не вины - ответственности. И верит, что боль отступит, как только она всю ответственность на себя честно возьмет до конца. Если все еще плохо - значит, мало взяла, нужно еще. И еще. Не винить других в своих бедах. Всем все простить. Искать причину в себе. "Прокачать ресурс". "Отпустить ситуацию", раз и навсегда запретив себе какие бы то ни было эмоции по этому поводу. И так далее, и так далее, и так далее. Тут главное - не останавливаться, передышки себе не давать.

Потому что если остановишься, передохнешь и опомнишься, до тебя вдруг может дойти одна простая вещь. Человек на самом деле не ответствен за свою жизнь в том смысле, в каком это модно понимать сейчас - "за все, что в ней происходит". Он ответствен только за свои поступки. За поступки других по отношению к нему - не ответствен. За свои эмоции по этому поводу - не ответствен. За эмоции и желания других - не ответствен. А если эту ответственность на тебя со всех сторон пытаются навесить - значит, учуяли запах крови. И надо не объясняться, не оправдываться и уж тем более не прислушиваться, а по возможности молча отползать куда-нибудь в тихое место и зализывать раны.
caballo_marino: (Как интересно...)
Что-то мне сдается, что людей, которые "не интересуются личной жизнью писателей (художников, режиссеров)", "разделяют личность и творчество", куда меньше, чем им самим кажется. Сплошь и рядом тут не сама личность выносится за скобки, а просто определенные категории людей, по отношению к которым эта личность вела себя как свинья, выводятся за пределы универсальной этики. Любителям Пушкина в основном более или менее наплевать на "позаботься о бедном малютке, если то будет мальчик", зато многим так хочется, чтобы Пушкин был единственным из лицеистов, кто не издевался над Кюхельбекером (или хотя бы немедленно раскаялся), что они готовы старательно обманываться на этот счет. Много говорят об антисемитизме Розанова, потому что умные люди понимают же - от этого его книги хуже не становятся, однако редко упоминают о его бытовом садизме, потому тут уже и умные люди не всегда торопятся понимать. Любые подлости и жестокости творцов по отношению к собственным женам ("собственные" люди - жены и дети - это как раз и есть в первую очередь не столько живые люди, сколько "половая жизнь гения", которой культурному человеку совершенно неприлично интересоваться) с легкостью отметаются в строну, потому что и в самом деле, это ведь не имеет никакого отношения к творчеству, - но если о том же творце станет известно, что он предал друга? Написал донос на соседа, чтобы забрать себе его комнату? Обманул, подставил, разорил брата? Это точно так же не имеет отношения, и так же приятно будет сесть с автором на одном поле с книжкой у окна и забыть обо всем на свете? А если половая жизнь режиссера, которой интересоваться неприлично, включает в себя забавы не с тринадцатилетней девочкой, а с тринадцатилетним мальчиком? Фильмы ведь точно так же от этого хуже не становятся? Или все-таки не точно и не так же?

Если что, я сейчас не о том, как надо и как не надо. Если уж вообще об этом говорить, так, по мне, не стыдно любить книги или картины того, кто в жизни совершил что-то для тебя отвратительное - и разлюбить их из-за этого тоже не стыдно. Хотя люди с обеих сторон то и дело стыдят друг друга по этому поводу. Я только о том, что те, кто гордится свободой от обывательского любопытства к личной жизни гениев и независимостью своих эстетических предпочтений от деталей биографии творцов, бывает, гордятся ошибочно, не по делу. Вполне возможно, что дело тут не в широте взглядов, а как раз в узости "нравственного круга внимания".
caballo_marino: (Морская лошадка)
Настало время честно признаться себе, что весь мой бодипозитив распространяется исключительно на других. На меня саму нет. Первая моя реакция на любую свою фотографию: "Господи, что ж я толстая-то такая?!" Хотя объективно у меня вес в полнейшей норме. Первая реакция (искренняя!) на комментарии "толстая!" к фотографиям других женщин, на несколько размеров больше меня - "где они там толстую увидели?!"

Это ни на что не влияет в смысле реального качества жизни, голодом я себя не морю - я и в молодости-то на диетах не сидела, еще сейчас не хватало. Но вывих мозга налицо. Я ему воли не даю, но он есть. (Кажется, сейчас я нечаянно дала краткое описание вообще всей своей жизни в двух предложениях, но это пока в сторону.)

Надо сказать, хотя я прекрасно помню, что тараканов мне в мозг активно подсаживали со стороны (с моих тринадцати и лет до восемнадцати никто из взрослых родственников, кажется, вообще не говорил со мной ни о чем, кроме того, какая я толстая, любой разговор так или иначе сворачивал на эту тему), я совершенно не уверена, что это серьезно на что-то повлияло. В конце концов, до этого меня постоянно шпыняли тем, что я худая и черная, но это так ни разу и не вызвало желания потолстеть и стать блондинкой :)) Нет, ощущение, что я должна быть не такая, а вот это, в зеркале, не я, идет откуда-то изнутри. Совсем интересно, что какие-то другие, реальные недостатки внешности, в которые меня тоже не так уж редко носом тыкали, такой реакции не вызывают. То есть они злят, конечно, от них хотелось бы избавиться, но вот этого ощущения, что это не я, нет. Это я вот такая. Ну, не повезло, что ж теперь. Я себе не нравлюсь с этими недостатками, но я себя узнаю. А с другими - нет. У меня такого не должно быть, и все тут.

И я вполне могу себе представить, что кто-то еще точно так же "не узнает" себя, скажем, с морщинами или даже с нормальными человеческими губами вместо положенных модой котлет. И идет на какие-то дикие меры, чтобы подтянуть свою внешность к сидящему в голове образу себя - а вовсе не обязательно к какому-то там абстрактному идеалу.

Как и из чего этот образ складывается? До какой степени влияют на этот процесс ожидания, требования и оценки окружающих? Вряд ли кто-то может сказать наверняка. И, пожалуй, пока в этом вопросе все загадочно, лучше бы в отношения человека с его внешностью вообще поменьше вмешиваться со стороны, тем более без серьезной необходимости. Поэтому меня иной раз все-таки удивляет то, какой решительностью и безапелляционностью отличаются обычно суждения на эту тему.

Profile

caballo_marino: (Default)
caballo_marino

December 2016

S M T W T F S
    12 3
45 678910
1112 13 14151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:54 pm
Powered by Dreamwidth Studios